Альтернативное и нередко предпочтительное название религии неоязыческого ведьмовства. Многие ведьмы называют себя вика и говорят, что практикуют викку, а не колдовство, поскольку с этим словом не связаны негативные стереотипы, как со словами «ведьма» и «колдовство». Термин «викка» отличает приверженцев неоязыческого ведьмовства от практикующих народную магию и другие формы колдовства. Он означает организованную религию с четкими догмами, законами, этикой, праздниками и ритуалами.

Некоторые последователи считают, что термин происходит от древнеанглийского «wita», означавшего «советник», или «wis»,означавшего «мудрый». Однокоренной глагол означает «колдовать» и «насылать чары». На самом деле «вика» - древнеанглийское название ведьмы (wise). Еще одно древнеанглийское слово «wican» означает «сгибать». Поскольку ведьмы с помощью магии воздействуют на ход событий, к ним вполне применим термин «вика».

 

Из истории.


По мнению ученых, изучавших историю колдовства, богиня, чей «иступленный» танец соткал ветер, воздух и огонь и чей смех вдохнул жизнь во всех женщин, вообще не могла быть активным началом при сотворении мира, так как ее рождение и облик являются вымыслом современных поклонников. Ее историческое происхождение, по мнению скептиков, ограничено несколькими характерными чертами, взятыми из туманных представлений о божествах дохристианской Европы, уже, в настоящее время дополненных необходимыми деталями, приспособленными к нуждам современного церемониала.

Но для многих ныне практикующих колдунов и колдуний их великая богиня является древним духом творца, которому поклонялись в Европе и на Ближнем Востоке задолго до пришествия христианского бога. Они верят, что она пережила века гонений, сокрытия в сердцах тайных приверженцев, духовных дочерей и сыновей, претерпевших адские муки и казни на кострах инквизиции во имя своей веры. Теперь же, говорят они, богиня открылась миру, и ее славят даже в рядах той самой упорядоченной религии, которая не единожды пыталась вытравить всяческие следы изначального учения и его последователей.

Ее последователи сегодня абсолютно не сомневаются в древних истоках своей веры. Быть колдуном или колдуньей – значит, утверждают они, «жить в полной гармонии с некоторыми сферами, более древними, чем род человеческий». В самом деле, даже непосвященные утверждают, что ощущают в колдовском движении неведомую мощь, повелевающую вселенной, женщина, считавшая и атрибуты колдовства «лишь словами, бессмысленными в своей основе», отметила, что тем не менее, находясь в месте встречи колдуний и колдунов, ощущала силу, казалось парившую вне пределов, постигаемых человеческим разумом.

Неоязычники раскрывают – или, как говорят некоторые из них, - заново открывают великую религию, сохранившуюся в мифах и ритуалах, традицию, выражающуюся в реальности, экстазе и неизъяснимом духовном порыве, у которого не один, но много богов. Поклоняющиеся природе дней нынешних, подобно язычникам древних времен, не отделяют естественное от сверхъестественного, обычное от необычного, земное от духовного. Для неоязычника все это суть одно и то же.

Однако не всех современных неоязычников следует называть «колдунами и колдуньями», так как не  все они обставляют неоязыческое почитание природы и древних божеств атрибутами ритуальной магии, подобно колдунам и колдуньям. Но неведомое число неоязычников воистину разделяют убеждения традиции, обычно именуемой колдовством и известной посвященным как «ремесло». Эта религия известна также под названием wicca – «вика».

По мнению современных адептов викки – викканцев, колдуньи никогда не были злыми духами в образе женщины или соблазнительницами, каковыми их считали простолюдины, но являлись женщинами и мужчинами, способными подчинять реальность посредством магии. Викканцы считают, что колдуньи и колдуны прошлого были деревенскими знахарями и носителями народных традиций и мудрости и в качестве таковых являлись «остовом» крестьянской общины.

И все же это религия, как с точки зрения колдуний и колдунов, характеризующих религию как  «человеческую потребность в красоте», так и по определению, данному в словаре, - для практикующих религию как «наделенную законным статусом систему связанных с верой в бога отношений, верований и ритуалов». Даже министерство обороны Соединенных Штатов признало  притязания викки считаться равноправной религией, и в середине 1970-х годов Пентагон пополнил свои ряды колдуньей, назвавшейся Леди Теос, изменив посвященную колдовству главу в официальном руководстве для капелланов армии Соединенных Штатов. В 1985 году за Леди Теос последовала и занимающая высокое положение неязычница Селена Фокс. Еще одну примету времени можно обнаружить на личных идентификационных знаках служащих вооруженных сил, где слова «язычник» и «викканец» теперь появляются столь же обыденно – хотя и не столь часто, - как и наименования других конфессий.

Несмотря на такое признание и конституционные гарантии свободы вероисповедания, практика колдовства все еще встречает жестокую критику и даже целенаправленное преследование. Разумеется, эти нападки не сопоставимы по масштабам и дикости с разгулом террора, длившимся с 14 по 17 век включительно, которые современные колдуны и колдуньи называют «временем пылающих костров» или «великой охотой на ведьм».

Истоки сравнительно терпимого отношения к колдовству в наши дни, равно как и корни возрождения викки, можно обнаружить в исследовании, проведенном в начале 20 века Маргарет Маррей – британским антропологом. Она пришла к заключению, что колдовство и дохристианская религия плодородия, как она окрестила культ Дианы, не только представляли одно и то же явление, но также, по-видимому, являлись «древней религией Западной Европы». Она считала, что эта традиция сформировалась приблизительно 25 000 лет назад во времена обитания коренной расы карликов, существование которой отражено в летописях одержавших победу завоевателей, как отдающие суевериями истории о феях и альфах. Это была та «религия радости», пишет Маррей, со своими празднествами, танцами и плотскими утехами, столь несовместимыми с мировоззрением мрачных инквизиторов, что единственно возможный для них выход заключался в выжигании ее до самых корней.

В 1921 году Маррей обнародовала результаты своих изысканий в книге «Культ ведьмы в западной Европе», первой из трех изданных ею книг по этой теме, призванной придать определенную легитимность викканской религии. Прочие ученые, однако, тотчас подвергли яростным нападкам как избранные Маррей методы, так и сделанные выводы. И все же уже в то время ей удалось пересмотреть отрицательное отношение к колдовству, широко распахнуть дверь перед всплеском интереса к культу Дианы.

Те. Кто последовал за Маррей и отважились войти в ту таинственную дверь, вскоре обнаружили, что идут по тропинке, протоптанной американским писателем и фольклористом Чарльзом Леландом. В 1899 году, то есть за два десятилетия до появления теории Маррей, вышла из печати книга «Aradia», которую Леланд определил как доктрину «La Vecchia Religione», или «древней Религии», выражение, с тех пор вошедшее в учение викканцев. По-видимому, это был перевод итальянского тайного колдовского трактата, состоявшего из мифов и заклинаний. Книга включает изложение истории Дианы, королевы чародейства, чьи встречи с богом солнца Люцифером привели к рождению дочери по имени Арадия. Она и есть та Арадия – «самая первая колдунья», открывающая тайны колдовства человечеству.

«Aradia» - по меньше мере ненадежный источник информации, а, вероятнее всего, откровенный обман – тем не менее явилась вдохновляющей идеей множества ритуалов, практикуемых современными колдуньями, включая «Повеление Богини», призывающий своих слушателей «собраться в потаенном месте и поклониться Моему Духу – Повелительницы всех Чар». И хотя немногие, если таковые вообще есть, ученые защищают «Aradia», противостоя хулителям, трактат этот явно способствовал разжиганию страстей, сопутствовавших современному возрождению колдовства. К тому же выделение культа богини сделало эту книгу особенно популярной в среде феминистических общин-ковенов.

Сочинение той же направленности, но пользующимся большей славой и опубликованным в более поздний период, можно считать книгу Роберта Грейвса «Белая богиня», первое издание которой увидело свет в 1948 году. На страницах книги Грейвс, впав в лирику, восторженно доказывал существование древнего культа поклонения богине Луны. По мнению автора, эта богиня является единственным спасением для современной западной цивилизации и, кроме того, музой, вдохновляющей всех поэтов. Однако если многим из первых читателей удалось отыскать в «Белой богине» некую рациональную основу колдовства, а последующие викканцы продолжали рассматривать книгу как источник вдохновляющих идей, то сам Грейвс отзывается о «ремесле» уже с некоторыми оговорками.

Рекомендации Грейвса содержала намек на необычайно обаятельного пожилого  англичанина Дж.Б. Гарднера, оказавшего большое, впрочем, по мнению Грейвса, поверхностное, влияние на возрождение интереса к колдовству.

Гарднер.


Гарднер родился в 1884 году в местечке поблизости Ливерпуля и за свою жизнь сменил несколько профессий, побывав британским таможенным чиновником, владельцем плантаций каучуконосов, антропологом, став, наконец, самозваным мистиком. Не являясь рабом условностей, в течение всей жизни проявлял неугасающий интерес к «магии и родственным ей сфер», которые для него включали все: от обитающих в Британии фей и эльфов до жертв инквизиции и тайных культов Древней Греции, Рима и Египта. Некоторое время он принадлежал к членам знаменитого общества адептов магии Герметический Орден Золотой Зари.

Дж. Гарднер неожиданно внес смятение в ряды приверженцев признанных гуманитарных наук, объявив, что все теоретические предположения Маргарет  Маррей оказались истиной. Колдовство, по его словам, являлось религией и, по существу, остается ею и поныне. Согласно заявлению Гарднера, он знал это, так как сам был колдуном. Столь сенсационное заявление получило широкую огласку в 1954 году после выхода книги «Колдовство сегодня», послужившей мощным стимулом к возрождению колдовства.

Склонность Гарднера ко всему, что связано с оккультизмом, привела его, как он утверждал, к знакомству с наследницей этой древней традиции, «старушкой Дороти» Клаттербак, бывшей, предположительно, верховной жрицей уцелевшей группы – ковена викканцев. Вскоре после встречи Гарднер был посвящен в таинства «ремесла», хотя позднее и заявил, рассказав уж совсем невероятную историю, что оставался в полном неведении относительно намерений «старушки Дороти», пока во время церемонии посвящения не услышал вдруг слово «викка».

Считая себя посвященным, Гарднер постепенно принял на себя обязанности неофициального представителя «ремесленников»-колдунов. Именно в этом качестве он по-новому осветил до этого достаточно туманную деятельность колдунов и колдуний, описанную им в «Колдовстве сегодня», в частности ту роль, которую якобы сыграли люди, владеющие «ремеслом» в предотвращении вторжения Адольфа Гитлера в Англию.

Не собираясь переписывать историю заново, Дж. Гарднер взялся сам проверить средства и методы колдовства. Проводя скрупулезное исследование и все глубже проникая в тайны ритуальной магии, он состряпал литературное «ведьмовское зелье», приготовленное из фрагментов древних обрядов, по всей вероятности, сохраненных его приятелями из колдовских групп, а также элементов масонского ритуала и цитат из сочинений своего друга и коллеги Алейстера Кроули, прославленного оккультиста и самозваного «Зверя Апокалипсиса», и ритуальной магии. Затем Гарднер решил подмешать чуточку «Арадии» и «Белой Богини», не забыв добавить и по щепотке из Овидия и Редьярда Киплинга. Полученный результат, написанный на английском языке, в котором явно усматривалось подражание языку эпохи королевы Елизаветы, и увеличенный в объеме путем добавления 162 так называемых «Заповедей Союза», стал своеобразным катехизисом реанимированной Гарднером викки. Сразу по завершению работы составитель пытался сбыть ее, выдавая за дневник ведьмы 16 века, или «Книгу теней».

Несмотря на всю сомнительность происхождения, книга явилась основой «евангелия» и «литургии» для гарднеровской традиции Викки, как стали называть это «новейшим» воплощение колдовства. Это была «мирная, счастливая естественная религия», пишет Марго Адлер в книге «Черпая силу Луны». «Ведьмы собирались в ковены, возглавляемые жрицей. Они поклонялись двум главным божествам: богу лесов и великой триединой богине плодородия и возрождения. Обнаженными они собирались в круге размером 2,7 метра и, медитируя, исполняя песни и танцы, излучали энергию из своих тел. Ритуалы посвящались в основном богине; они отмечали восемь древних языческих празднеств Европы и стремились жить в созвучии с природой».

Однако, несмотря на сомнения и споры относительно значимости Дж. Гарднера как основателя движения, его влияние на ход событий в деле возрождения викки не полежит обсуждению, равно как и его роль духовного отца особой колдовской «традиции», носящей сегодня его имя. Несмотря на то, что методы Гарднера в немалой степени характеризовали его как мошенника-виртуоза, а мотивы действий, вероятно были не однозначны, высказанная им идея пришлась точно ко времени и завоевала восторженных почитателей по обе стороны Атлантики. Независимо от того, удалось ли ему заново открыть и восстановить древний путь познания или нет, сторонники усмотрели в его работе источник, отвечающий требованиям практики духовного совершенствования.

Более того, как верховный жрец ковена викканцев, он нес личную ответственность за посвящение многих новых колдунов и колдуний создание новых групп. Эти общины в свою очередь, породили другие в рамках процесса, получившего известность как «отпочкование», что в результате привело к созданию своего рода апостольской преемственности, которую можно проследить, возвратившись вспять к исходной общине Гарднера. Другие Гарднеровские группы обязаны своим происхождением проявившим личную инициативу колдунам, сформировавшим свои ковены по прочтении книг Гарднера и принятии его философии.

Однако далеко не все колдуньи и колдуны поклялись в верности гарднеровским идеям. Многие из них открыто заявили о приверженности традициям догарднеровской эпохи и создавали ритуалы по образцу различных кельтских, скандинавских и германских традиционных обрядов.


Резкое увеличение числа «скороспелых» ведьм и колдунов, освоивших «ремесло» по самоучителям, крайне встревожило некоторых более ранних защитников викки, включая Рея Баклэнда, который однажды уже сокрушался по поводу прихода религии «домашнего изготовления». Еще в 1973 году, побуждаемый происходящими тревожными процессами, которые он определял как профанацию «ремесла», Баклэнд порвал всякую связь с гарднерианством и разработал ряд практик, которые окрестил традицией «экс-викка», или «саксонская вика». В процессе работы он изменил свою точку зрения в отношении самостоятельно освоенного колдовства и в «Древо», свой учебник по «зикс-вике», включил подробные инструкции, позволяющие любому читателю «посвятить» себя в колдовство и организовать свой ковен».

Названная «новой традицией», вика вступила в фазу развития, характиризующуюся всплеском разногласий в отношении «древности» традиций. Отходя от «гаррднеровской традиции», Рей Баклэнд стремился обезопасить себя от возможных столкновений. «Пока другие сражаются за то, чья традиция самая «древняя», - заявил он с напускной гордостью, - я объявляю свою «самой юной».

Шел 1973 год. С тех пор в связанной с викой сфере возникло столько «путей» и сформировалось столько ковенов, что честь быть «юной» означало лишь на краткий миг чем-то отличаться от всех. Более того, при таком переизбытке обрядов и названий вика сама превратилась в не поддающуюся определению веру. Попытки сформулировать кредо, приемлемое для всех, кто называет себя викканами, оказывались тщетными, несмотря на назревшую потребность открыто объявить о существовании разных вероучений, чтобы вполне официально отделить «ремесло» от «сатанизма». В следующем году новый консорциум, ныне объединяющий около 70-ти викканских групп, ратифицировал «Устав богини», более надежный договор, намеренно составленный по образцу аналогичного документа конгрегационалистской  церкви. Хотя этот устав и включал некий моральный кодекс и гарантировал автономию подписавшим его группам, в нем фактически отсутствовало точное определение викки. « Мы не смогли на словах определить, что такое «колдунья», - сказано в уставе, - вследствие существования слишком больших различий».

Многие колдуньи и колдуны, однако, утверждают, что как раз эти различия и являются одной из составляющих притягательной силы викки. В самом деле, даже в рамках какой-то конкретной традиции разные ковены могут оказаться сторонниками противоположных по духу вероучений и совершать абсолютно непохожие ритуалы. Такое положение дел устраивает большинство колдуний и колдунов, которые не видят оснований, почему викканцы должна быть менее разносторонними в своих верованиях. Чем многие конфессии христиан.

Даже при отсутствии официального кредо значительное число викканцев тем не менее поддержали так называемое воззвание к викканцам, или их закон: «Не причиняя вреда, творите, что возжелаете». Источник этого изречения с првкусом вседозволенности и напоминающего измененное христианское золотое правило до сих пор точно не определен, хотя известно оно еще со времен Дж. Гарднера. Викканский принцип «в целом истолкован как осознание возможности верящего совершать все, что он или она пожелает, пользуясь психическими  способностями, развитыми посредством практических занятий «ремеслом» до тех пор, пока он или она никому не причиняют использованием этих способностей какого-либо вреда». В качестве дополнительной защиты от злоупотребления колдовскими силами многими ковенами был одобрен еще один принцип, названный «тройным правилом», а по сути, еще одна освященная веками истина. Это изречение как бы грозит колдуньям и колдунам пальцем, предупреждая их, что «все содеянное вами во благо вернется к вам утроенным, за все сотворенное вами зло воздастся вам в тройном размере».

Принимая во внимание сложность систематизации колдовства или составления списка с точным определением верований, общих для всех викканцев, описание характерных особенностей, делающих из «современной» колдуньи колдунью «истинную», неизбежно является весьма приближенными. Однако можно с уверенностью заявить, что значительное большинство колдуний и колдунов верят в реинкарнацию, почитают природу, поклоняются многогранному и всепроникающему божеству, примешивая к этому ритуальную магию.

Использованы переводы А.П. Исаевой и Л.А. Маклаковой

По     материалам статей о неоязычестве в современности.

Система расширения сознания

Курс Вендских рун

Обучение плетению рунических талисманов и амулетов.

 Славяне использовали два строя вендских рун. Строй из 18 рун использовался Волхвами для письма. Строй из 28 рун применялся жрецами Инглингами для составления различных магических формул, изготовления талисманов и оберегов. Курс славянской ринологии рассчитан на подготовку специалистов для работы с 28-миричным строем. читать подробней

Кармическое целительство

Школа кармического целительства по направлению Аутмиттеры

Аутмиттеры – специалисты по созданию индивидуального заданного узора кармы

Онлайн обучение 12 месяцев; Диплом; Трудоустройство

Подробней

Go to top